Главная Традиции архитектурного и внутреннего устройства жилищ

Традиции архитектурного и внутреннего устройства жилищ

Традиционный жилой комплекс, характерный для сельских поселений двадцатого столетия, сформировался на протяжении предыдущего, XIX века. Он определился в период административной перестройки деревень но уличным планам, затронувшей приуральские губернии в 30-50-е годы.

К этому времени местное башкирское население в Среднем Приуралье вело в основном оседлый образ жизни.

Сезонный отгон скота в сторону гор затрагивал немногие семьи. Основная масса населения жила в деревнях и имела возможность уделить достаточно внимания благоустройству жилищ и усадеб.

Техника домостроительства имела много общего у башкир, русских и других жителей края. Доступность качественного леса объясняла предпочтительный выбор сосны для постройки изб. Реже использовались ель, осина, береза. В середине XX века в селах и деревнях района сохранялось немало изб из сосновых бревен до 0,5 м в диаметре (их называли «бортевыми»). Из такого леса достаточно было срубить для избы 9-11 венцов.

Традиции архитектурного и внутреннего устройства жилищОсновным способом соеди­нения бревен в срубе была рубка «в чашку». Реже, в основном для общественных зданий, применя­ли рубку «в замок».

Старинными считались кры­ши на два ската самцово - слеговой конструкции. Для кровли использовали тес, дранницу, ре­же снятую пластом березовую кору. На конек накладывали выдолбленное желобом бревно. Во второй половине XIX века появились стропильные конструкции и четырехскатные крыши. Однако еще в 50-е годы XX века в селах района сохранялось немало изб с двускатными крышами «на самцах» с нависающими над фасадом скатами. В конце XIX — начале XX вв. русские и башкирские обеспеченные семьи ставили дома шестистенки и пятистенки.

Некоторые избы рубились целиком из длинных бревен, другие собирались способом прируба. Традиционной постройкой в Приуралье и на всем русском Севере считалась трехкамерная - из двух срубов, соединенных сенями. Двухкамерные пятистенки со встроенной стеной были явлением поздним. Именно с ними и были связаны повсюду четырехскатные крыши.

В домах сложной планировки и у русских, и у башкир одно помещение считалось гостевым, «чистым» (горница-рус; тур як-баш.)1 , другое — хозяйственным (изба, кухня-рус; кашыяк-баш.), в нем готовили пищу, выполняли женские работы и рукоделия.  В сенях (солан-баш.) досками отгораживалась кладовка (казенка-рус,  эске солан,  кэжинкэ-баш.) для хранения продуктов и кухонной утвари.

К сеням дома примыкали клети — верхняя и нижняя. В верхней клети хранились короба с холстами, одеждой, обувью, в нижней — кадки с продуктами, заготовленными впрок: масло, мед, соленые грибы, квашеная капуста и т.д.

С улицы перед входом в дом сооружалось приподнятое крыльцо со ступенями под крышей - навесом.

В домах-пятистенках прирубались сени во всю длину сруба. Башкиры предпочитали делать выход в сени из обеих половин дома.

В начале XX в. в связи с развитием торговли и предпринимательства активизировалось сельское строительство. Стали появляться многокомнатные и даже двухэтажные дома.

Однако большинство сельских изб вплоть до середины XX века состояло из одного жилого помещения и сеней.

Разница в устройстве русских и башкирских жилищ проявлялась прежде всего в интерьере.

Традиции архитектурного и внутреннего устройства жилищСогласно древней традиции, организация внутреннего пространства в русских избах осуществлялась относительно диагональных осей; главной была диагональ «печь — передний (красный) угол». Печь находилась чаще справа от входа (он прорубался в задней стене сруба), устье было повернуто к передней стене. В красном углу помещались иконы на полочке (божнице) и висела лампадка. За иконами (образами) часто хранили документы, деньги, письма. Под божницей сходились встроенные в стены широкие лавки и стоял большой стол. В старину лавка вдоль передней стены считалась женской, боковая — мужской. Под божницей садился обычно глава семьи. Пространство перед печью (середь, кут) принадлежало женщинам, иногда его отгораживали занавеской. Здесь готовили пищу, выполняли различные женские работы.

В углу стоял сундук с вещами женщины-хозяйки. Вдоль стены проходила встроенная лавка, у печи — встроенный столик с полкой для посуды (залавок), над ним висели посудный шкафчик (наблюдник) и ложкарник. Левый от входа угол (по диагонали от женского) считался условно мужским. На лавке в левом углу мужчины чинили сбрую, плели лапти, выполняли другие необходимые дела; под лавкой находились мужские инструменты.

Русская печь служила для приготовления пищи и для обогрева. На ней устраивалась большая лежанка, где можно было подсушить зимой сырую обувь и дрова на растопку. Нередко на печи в холодное время года спали. В «чистой» части дома со второй половины XIX века стали складывать кирпичные печи-голландки.

С традиционной русской печью была связана система конструкций, направленная на внутреннее освоение жилого пространства. В корпусе печи была масса выемов и уступчиков для мелких хозяйственных вещей. К внешнему углу печи примыкали столб и брус, служившие опорой для полатей. К боковой стенке печи пристраивалось деревянное сооружение вроде высокого ящика (голбец) — дополнительное спальное место.

Под ним находился лаз в подпол (западня). В голбец можно было попасть через дверцу у печи.

Из глубин народной памяти время от времени поднимаются воспоминания о существовании в далеком прошлом «черных», или «курных», изб. Однако в период поселения русских в верховьях Уфы и на Ае строительная техника отличалась высоким уровнем развития, существовал большой опыт сооружения печей с дымоотводами. Он был в полную меру задействован при перестройке деревень по уличным планам. Дымные каменки остались лишь в банях.

На развитие планировки и интерьер жилищ большое влияние оказывали заводские поселки и города. В богатых семьях горницу старались обставить на городской лад. Аккуратные чистые голландки оставляли много места для фабричной и кустарной мебели, сменившей встроенные лавки, характерные для старых изб. Появились диванчики, стулья, кровати, буфеты, этажерки, шкафы. Стало привычным разводить цветы и украшать жилища текстилем (использовались половики, занавески, коврики), особенно женским рукоделием.

Традиции архитектурного и внутреннего устройства жилищБашкирский аульный интерьер складывался под воздействием традиций кочевых жилищ (аласыков, юрт) и под влиянием русского интерьера.

Описанный выше тип жилища с печью у входа, развернутой устьем к пе­редней стене, выходящей окнами на проез­жую часть (улицу), классифицируется этнографами как северно - и среднерусс­кий1. Он был распространен на большом пространстве европейской России, в том числе на Севере, в Верхнем Поволжье и Приуралье. Стал он привычным и в постройках приуральских башкир. В башкирском интерьере, как и в русском, значимая роль отводилась печи. В старых домах обычным было расположение ее у дверей, иногда с небольшим отступлением. В XIX веке в башкирский быт вошли русские печи (мейес), однако их сочетали с небольшим очагом (усак), в который был вмазан котел (казан). До этого для башкирских жилищ было характерно сочетание очага с котлом с хлебной печью простой конструкции и с чувалом (сыуал). В конце XIX и в начале XX вв. в аулах можно было увидеть печи разнообразного устройства. Н.Л. Скалозубов, совершивший в феврале 1887 года поездку по населенным пунктам Красноуфимского уезда, в деревне Кирикеево (в источнике: Каркеева) жил в башкирской избе, где в углу стояла «печь-тройчатка»: «Угол представляет из себя чувал — это совершенное подобие камина, в середине русская печь, а рядом на другом угле усак — котелок с топкой под ним».

То, что многими корреспондентами определялось в XIX в. как «русская печь», не всегда соответствовало действительности. До середины XX века в некоторых домах северо-востока Башкортостана встречались сооружения в виде хлебных дворовых печей на глинобитном широком постаменте. Перед топкой над шестком располагалась прямая труба для вытяжки дыма. К ней была повернута и топка котла. Этот дымоотвод напоминал трубу чувала.

Н.Л.Сколозубов, побывав в деревне Белянка, писал об изменениях в интерьере башкирских жилищ после исчезновения в середине XIX века чувалов (позже они оставались в единичных домах): «Теперь внутреннее устройство башкирского дома не отличается от устройства татарских домов. Дом сенями разделен на две половины, одна задняя с русской печкой — кухня, другая передняя с голландкой — горница. Голландка ставится посередине стены, и по обеим ее сторонам сделаны двери в сени. Занавеской горница делится на две половины — бабью и общую комнаты».

В более поздних домах наблюдалось более свободное положение печи: ее выносили на расстояние от стен или примыкали к перегородке (средней стене) пятистенка, отгораживая кухню; за печью устраивали теплое спальное место, встраивая досчатый помост в виде нар (huке). В прошлом нары занимали часть уличной стены. В оставшемся переднем углу, под влиянием русских, устанавливали стол с передвижными скамьями. Часть избы перед печью отгораживалась длинным занавесом. Короткие нарядные занавески (кашага), растянутые по матице и по верху стен, определяли гостевую, почетную часть жилища (тур).

В доме, где появлялось невестка (килен), стены украшали тканые и вышитые полотенца. Нарядно выглядела кровать молодоженов за цветастым пологом (сымылдырык). Вышитые подзоры, тканые полотенца и скатерти, домашние ковры (балаc) создавали уют и подчеркивали национальный колорит в оформлении башкирских жилищ на всем протяжении XX века.

Национальное своеобразие прослеживалось и в устройстве усадеб, хотя способы сооружения хозяйственных служб в русских, башкирских и других поселениях различались мало. Постройки были бревенчатыми. Большинство строений, как избы, были срублены «в чашку» и крыты тесом. Лишь помещения для скота и ограда лицевой части усадьбы сооружались столбовой техникой «в заплот». Особенностью местных усадеб, особенно в русских селах и деревнях, была глухая ограда со стороны улицы, почти полностью подведенная под двускатное покрытие. Досчатые ворота и калитка иногда выделялись резьбой.

Во второй половине XIX века и на всем протяжении XX столетия в планировке усадеб преобладало размещение построек по периметру при разделении усадебного участка на зоны: «чистую», хозяйственную и огород. В «чистом» дворе, кроме дома, могли находиться клети, амбары (келэт -баш), погреба (могерэп - баш), мастерские. В хозяйственном — хлева {арбаз - баш), загоны (ялан арбаз - баш), помещения в виде полуземлянок и домиков для зимнего содержания новорожденного скота (ер арбаз - баш) и др. Под закрытыми навесами (напас - баш.; завозня - рус.) хранились сани, телеги, упряжь, рядом были сложены распиленные дрова. При входе в огород находилась баня. Раньше на задах усадьбы отводилась площадка для молотьбы. Состоятельные семьи строили крытое гумно (ырзын, ындыр - баш.; пеледа - рус). Количество хозяйственных построек в усадьбе зависело от экономического положения семьи. У богатых было несколько амбаров; скотный двор состоял из разнообразных помещений — отдельных для каждого рода скота. В большинстве же дворов было по 2-3 строения.

Кроме избы на улицу, по другую сторону ворот, выходила фасадом клеть или амбар для зерна. Такую планировку для полутора последних столетий надо признать в этих краях типичной. В более раннее время для русских было характерно скученное расположение приусадебных построек: они примыкали к дому, выстраиваясь в ряд или под углом, иногда подводились под общую с домом крышу. Остатки такой планировки можно было обнаружить в некоторых усадьбах первой половины XX века. Собранности усадьбы способствовал обычай огораживать ее встроенными в столбы бревнами.

Традиции архитектурного и внутреннего устройства жилищАрхитектурные тради­ции у населения Белока­тайского района складыва­лись во второй половине XIX и в начале XX вв. в тесном общении мастеров разных национальностей. В группах деревень северо-восточного региона в этот период рабо­тали строительные артели из плотников, резчиков и сто­ляров разной этнической принадлежности.

Одна из таких артелей, организованная Петром Карлыхановым, строила дома и общественные здания в Новобелокатае и других селах. О существовании других подобных бригад говорит сходство разных наличников в русских и башкирских деревнях.

Территория Белокатайского района, расположенная в приуральской горнозаводской зоне, в XIX-XX веках отличалась развитой домовой резьбой. Еще в середине XX века кое-где сохранялись утяжеленные сплошные наличники с выдолбленным солярным (солнечным) узором. В 1954 г. архитектор Б.Г. Калимуллин, работая в экспедиции в селе Карлыханово, сфотографировал долбленый орнамент на карнизе и наличниках старинного дома (дом принадлежал Василию Калмыкову) ред­костной конфигурации: солнце было изображено ромбом с розеткой посереди­не; ромб обведен кругом из штрихов-лучей. Традиции архитектурного и внутреннего устройства жилищИзображе­ние напоминало глаз («всеви­дящее око»). На надоконной доске оно изображалось в центре, на карнизе полосой в ряд. Изображение солнца в виде лучистого неполного круга встречалось на других домах в этом селе, а также в Новобелокатае, Емашах, Кирикеево, Мунасово, Хайбатово и других деревнях.

К началу XX в. в украшении сельских жилищ преобладала пропильная ажурная и накладная резьба. На севере района в ряде сел и деревень (Карлыханово, Кирикеево, Белянка) в конце 50-х годов этнографы зафиксировали ажурные окна на домах, поставленных в 1910-1912 годах. Наличники были однотипными (имя мастера установить не удалось). Ровная, около 15 см, полоса кружевного узора окружала окна с четырех сторон; она была составлена из соединенных попарно интегралов, ромбов с завитками по углам, крестиков, уголков.

В русских деревнях ажурный узор использовался чаще в кокошниках. В других случаях кокошники были массивными с волнообразными вырезами по краю. Некоторые мастера украшали резьбой боковины и свесы окон.

С 50-х годов XX века распространились наличники с небольшим фронтонным выступом над окном. Получил дальнейшее развитие выпилытой орнамент растительно-цветочного характера.

В настоящее время архитектурный декор украшает многие современные дома. Резьба сочетается с покраской. Становится правилом единое оформление фасада и всей уличной ограды. Устраиваются нарядные веранды, мансарды.

Фигурной рустовкой заделывается фронтон, встраиваются балкончики.

На зашитых досками стенах появляется многоцветная аппликация.

Многочисленные варианты оформления современных жилищ в башкирских и русских селениях свидетельствуют о неиссякаемости народного творчества.

 

Комментарии 

 
-1 # Сабира 19.03.2013 16:03
Кто автор данной статьи (Традиции архитектурного и внутреннего устройства жилищ)?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

География, природа, этнография, история

Кто он-лайн

Сейчас 476 гостей онлайн