Главная Белокатайский край в конце XVIII - начале XX веков

Белокатайский край в конце XVIII - начале XX веков - Страница 3

Индекс материала
Белокатайский край в конце XVIII - начале XX веков
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы
По материалам VI-VII ревизий можно установить происхождение переселенцев. Всё население Старого и Нового Белокатая, а также Емашей именовалось как «уволенные от личных заводских работ». То есть на прежней родине они являлись приписными крестьянами, обслуживавшими вышеназванные горные заводы. В Емашах в 1816 году также проживал Григорий Иванович Черепанов, единственный перешедший в государственные крестьяне из бывших заводских в 1813 году. Лишь в Ногушах, где «подзаводские» составляли тоже абсолютное большинство населения (524 из 568 душ м.п., или 92%), имелись государственные крестьяне (37 душ м.п. в 1811 году: Щукины, Малышевы, Житниковы, Крыласов, Калмаков). Причем Иван Федотович Щукин происходил из мещан города Кунгура. А также имелись две семьи экономических крестьян - Федора Ефимовича Попова и Григория Даниловича Ведерникова, прибывшие из Тохтаревской волости Кунгурского уезда. Экономическими называли бывших монастырских крестьян, после секуляризации (национализации) в 1763-1786 годах находившихся под властью особой коллегии экономии духовных имений, а потом слившихся с государственными крестьянами. В Кунгурском уезде при р. Сылва существовал Вознесенский монастырь (затем село Крестовоздвиженское).

Таким образом, почти все русские Белокатайского района происходят от бывших приписных крестьян, сумевших уйти от заводских работ. Возможно, на переселение повлияли экономические факторы - истощение земель на местах прежнего жительства.

Основная масса крестьян прибыла с территории современных Кишертского, Суксунского и окрестных районов Пермской области. Переселение захватило жителей Кунгурского, Красноуфимского, Осинского и даже Екатеринбургского уездов Пермской губернии. По материалам VI ревизии (1811 год) можно установить, откуда прибыли жители Емашей (без переселившихся после в Ногуши, Белокатай, Айлино). Из Кунгурской округи (уезда) происходили две семьи из Сабарской волости, из Черноярской - восемь, Красноуфимской округи из Крестовоздвиженской волости - шесть семей, Бреховской волости -12, Суксунской - 14, Златоустовской - 12, Сыринской - две, Торговской - четыре, Веденской -двое Устюговых, Поташинской - двое и т.д. Часть была из Ногушей, единичные семьи приехали из-под Челябинска (Верхнеувельской волости).

Среди ногушинцев, кроме названных, упоминаются Далматская волость Красноуфимской округи, Ординская Осинской, Буткинская Екатеринбургской и другие. Население Нового Белокатая (данные за 1816 год) сложилось из уроженцев Красноуфимского и Кунгурского уездов Преображенской (одна семья), Поташипской (11), Бреховской (две), Сабарской (две), Златоустовской (две), Сыринской (две), Тебеняковской (две), Тазовской (одна), Черноярской (две), Кишертской (четыре) волостей. Не случайно, что «вожаками» при основании Емашей и Ногушей выступили уроженцы Бреховской волости. Деревня Брехово лежит как раз на тракте из Кунтура в Красиоуфимск и далее в Башкирию.

Сам процесс миграции можно реконструировать лишь приблизительно. Скорее всего, несколько родственных семейств составляли ядро переселенцев, к которым присоединялись отдельные семьи из разных мест. Среди жителей Емашей в 1816 году самыми распространёнными фамилиями были Черепановы (пять семей), Седовы, Худяковы, Швалевы (по четыре), Цепиловы, Дятловы, Захаровы (по три), в Ногушах больше всего насчитывалось Корлыхановых (11 семейств), Суботиных (шесть), Малышевых, Цепиловых, Берсеневых (по пять), в Старом Белокатае - Устюговы (девять), Ковины (пять). Родственники расселялись по разным деревням. Так, по одному семейству Корлыхановых обосновалось в Старом Белокатае и Емашах.

Белокатайский край в конце XVIII - начале XX вековКонец XVIII века явился важным моментом и в судьбах башкирского на­рода. В 1798 году вводится кантонная система управле­ния, башкиры становятся военно-служилым сосло­вием с главной обязан­ностью нести пограничную службу, а также участво­вать в войнах. Каждый год по очереди отправлялись конные башкиры на Орен­бургскую пограничную линию, где охраняли государственную границу от набе­гов степных кочевников, сопровождали почту и грузы, строили укрепления и т.д.

В четвертый башкирский кантон вошли деревни Айдакаево, Яныбаево, Медятово (Мезятово), Утяшево, Апутово, Ураково, Юлдашево.

Не обошли Белокатайский край важнейшие события российской истории. Когда вся страна поднялась на борьбу с Наполеоном, в рядах защитников Отечества оказалось немало местных жителей. По рекрутским наборам 1812 - 1813 годов в армию проводили из Старого Белокатая Ульяна Ивановича Щербинина (26 лет по ревизии 1811 года), Емельяна Сидоровича Саламатова (24 года), Филиппа Аполлоновича Зверева (22), Екима Семёновича Вязовикова (30), Алексея Васильевича Новожилова (18), Лаврентия Петровича Носова (18), Андрея Ивановича Ужегова (25), Самойла Емельяновича Логинова (22), из Емашей - Ивана Даниловича Потеряева (15), Федора Харлампиевича Кинева (19), Василия Петровича Ваганова (26), Савелия Гавриловича Черепанова (17) и многих других.

В составе башкирских конных полков героически сражался с неприятелем уроженец деревни Апутово зауряд-есаул Исмагил Апутов(ич) Сирюбаев (1783 года рождения), за участие в походах 1812-1815 годов награждённый Серебряная медаль «В память войны 1812 года»Серебряной медалью «В память войны 1812 года». Рядовым бойцом ушёл из дома житель д. Юлдашево Рахметьулла Исаков сын (Исхакович) Юлдашев, 1787 года рождения. За отличие на военной службе, пройдя всю кампанию с 1812 года до взятия Парижа, он в 1815 году удостоился звания зауряд-есаула и должности старшинского помощника. Также был награждён серебряной медалью.

И в дальнейшем не раз приходилось выходцам из белокатайских деревень исполнять воинский долг. Зауряд-сотник Абдулла Рысбаевич Ураков из д. Яныбаево в 1824 и 1827 годах проходил линейную службу в крепости Степной на границе с Казахстаном, участвовал в карантинных операциях во время страшной эпидемии холеры.

Краем затронуло Белокатайские земли волнение крестьянства Приуралья в 1834-35 годах, охватившее в основном русские, башкирские, татарские селения, лежавшие западнее (Месягутово, Дуван-Мечетлино, Большая Ока). Государственные русские крестьяне опасались передачи их в Удельное ведомство (в крепостных царской фамилии), мусульмане - крещения.

В июле 1835 года агитаторы приезжали в Емаши, но местные жители к бунту не примкнули. В башкирской д. Яныбаево зауряд-есаул Баймухамет Мендияров сочинил и читал по-русски подложный указ о приезде императора в одну из близлежащих деревень, где говорилось «о крещении башкирцов». В д. Юлдашево зауряд-есаул Рахметьулла Юлдашев (возможно, участник войны с Наполеоном) возмущал односельчан слухами о перечислении их в Удельное ведомство, угрожал кантонному начальнику, посылал записку к жителям д. Маскара, чтобы они прибыли с оружием. Оба есаула не явились к приехавшему оренбургскому военному губернатору, скрывались в лесу, затем были арестованы и заключены в Бирскую тюрьму. Но, по всей видимости, никаких массовых волнений в деревнях белокатайских башкир не происходило.

 



 

География, природа, этнография, история

Кто он-лайн

Сейчас 3066 гостей онлайн