Главная За Берлин

За Берлин, про Петра Поспелова

Гаубичный полк последние дни пребывал в густых лесах Южного Урала. Последние приготовления... Скоро дальний путь...

Петр Иванович ПоспеловПетр Поспелов, воспользовавшись часовой передышкой, пристроился в палатке, чтобы написать письмо матери:

«...Научили воевать. На днях покидаем палаточный городок, а заодно и Урал. Сейчас я ясно понял, какое ответственное дело доверяется нам — молодым. О том, что буду стоять насмерть, не сомневайся. За меня не придется краснеть. Крепко целую. Твой Петя»

И вот пришел час испытания. Полк, разгрузившись на одной из станций Орловщины, тут же получил приказ развернуться и принять боевой порядок невдалеке от большого железнодорожного узла Касторное. Преодолевая ожесточенное сопротивление врага, войска ударных группировок Брянского и Воронежского фронтов замкнули в районе Касторного кольцо окружения вокруг десятков дивизий, а к подходу артполка уже теснили эти окруженные вражеские соединения. Бои вошли в историю Великой Отечественной войны под названием Воронежско - Касторненской операции.

С рассвета артиллеристы открыли огонь по вражеским позициям, и первые снаряды, привезенные с седого Урала, обрушились на врага. Кольцо с каждым днем сжималось, а вскоре Касторное стало нашим.

Части Советской Армии, в том числе полк, в котором служил Поспелов, двинулись в направлении на Курск.

Зима была очень суровой, но уральцы держались.

Бывало очень трудно, мешали снежные сугробы. Особенно при перебросках артиллерии на другие участки. Машины буксовали в глубоком снегу. Тогда передавался приказ: «Отцепить орудие!» И артиллеристы тащили на себе гаубицу.

Постепенно у Петра Поспелова вырабатывался опыт ведения разведки, корректировки огня.

В сентябре передовые части вышли к Днепру. Поступил приказ: форсировать Днепр.

Командир батареи, собрав личный состав, разъяснил задачу. Она заключалась в том, что пехотные подразделения вместе с разведчиками, преодолев водный рубеж, должны зацепиться на другом берегу и удержаться до подхода главных сил, а артиллеристы прикрывать их.

Подготовка шла недолго. Петр Поспелов и его товарищи вышли к наведенной саперами переправе и соединились с пехотинцами.

Враг открыл огонь по переправе из дальнобойной артиллерии. Несмотря на суматоху, Петр перебежками продолжал приближаться к реке. Совсем рядом разорвался снаряд, и солдата засыпало землей. К счастью, все обошлось благополучно.

Ползком преодолел Петр последние метры до реки, а потом пробежал по переправе. За ним — другие. Вскоре они ступили на противоположный берег Днепра.
Поспелов, не теряя времени, прополз до бугорка, начал вести наблюдение за противником. К этому времени уже рассвело. Фашистские окопы оживились. Петр засекает позиции огневых точек: орудий, дзотов - определяет их координаты и сообщает командиру.

И когда начали переправляться основные силы 33-й армии, артиллерия вступила в бой. Снаряды рвались точно там, куда указывал Поспелов.
Командир батареи, наблюдая с НП, не удержался, крикнул в трубку:

— Петр, молодец!

Все шло хорошо. Пехота с ходу пошла в наступление. Враг отступал. Но вдруг часть стрелков остановилась и прижалась к земле. Опытный наблюдатель тут же увидел, как с опушки леса бил по нашим шестиствольный миномет. Он немедленно передает координаты этой цели. На батарее раздалась команда :

— По вражескому миномету, огонь!

Снаряд точно накрыл миномет. Наша пехота снова поднялась в атаку и выбила противника из укреплений.

Но вот бой затих. Наши остановились. Надо было подтянуть тылы. Пользуясь затишьем, командир дивизиона подошел к расчету и сказал:

— Хорошо работали. Всех представлю к награде. А Петра Поспелова, показавшего мужество и отвагу при форсировании Днепра и за содействие в захвате плацдарма, представлю к ордену Славы.

Потом, спустя много лет, Петр Поспелов скажет:

«На воине никогда не думал о наградах».

Командир полка полковник Грудин, представляя Петра Ивановича к ордену Славы II степени, писал:

«В ожесточенной схватке 15 августа 1944 года на Висле в районе населенного пункта Войшин разведчик взвода управления полка рядовой Поспелов на подручных средствах первым достиг вражеского берега и установил связь с полком. Под ураганным огнем, презирая смерть, умело вел непрерывное наблюдение за противником, выявляя его узлы сопротивления и огневые средства, мешающие продвижению наших подразделений, и оперативно передавал сведения в штаб полка. Когда стрелковые части значительно углубились в оборону противника, гитлеровцы предприняли яростную контратаку и потеснили наших пехотинцев. Случилось так, что в этот момент Поспелов, находясь на опушке леса, был ранен и остался в тылу контратакующего противника. Превозмогая боль, он продолжал передавать координаты сосредоточений танков и самоходных артиллерийских установок противника, что способствовало выполнению боевой задачи».

Вдохновленный успехами в наступлении, Петр Поспелов, уже зрелый разведчик, вступал в бой самостоятельно, не ожидая приказа. Так случилось при штурме крупного железнодорожного узла Леба. Находясь на наблюдательном пункте, он заметил движение на станции и заключил: «Удирать собираются, сволочи!» Об этом он немедленно сообщил командованию, а затем, переговорив с товарищами Буцулко и Мокроусовым, решил задержать отправление поездов. Незаметно для противника они подошли вплотную к группе офицеров, руководивших эвакуацией своих солдат, и перебили их из автоматов. На станции поднялась паника. Неожиданное появление разведчиков ошеломило всех. И в этой суматохе советские воины, забросав гранатами паровозы и серьезно повредив железнодорожное полотно, скрылись. Вскоре сюда подошли основные подразделения. За эту операцию Петр Поспелов был награжден орденом «Красная Звезда».

В числе соединений, наступавших непосредственно на Берлин, была и 12-я артиллерийская дивизия, в составе которой служил комсомолец Петр Поспелов.

Артиллеристам поступает команда: огонь перенести на вторую линию обороны противника.

Пехота стремительно идет дальше. Видна окраина Карцига. Но путь нашим бойцам преградил пулеметный огонь. Опытный артиллерийский разведчик сразу определил, что огонь ведут из дота, расположенного под массивным кирпичным домом. Полоса наступления была заминирована.

Поспелов предложил товарищу Алексею Буцулке:

— Пошли вперед. А то всем погибель!

Раненный, истекающий кровью сапер пошел с ним.

Вдвоем под пулеметным огнем они разминировали всю полосу почти до самого дота. Сапер остался на месте, чтобы указывать безопасный проход.

Поспелов крикнул: «За мной!» и пополз вперед. Когда приблизился к доту совсем близко, метнул две гранаты. Одна из них угодила прямо в амбразуру. Дот умолк. Наступление возобновилось.

Пулеметчики первыми ворвались на передний край обороны противника. С ними был и Поспелов. Началась перестрелка. Немцы бежали назад, отстреливаясь. Поспелова ранило в голову. Оказавшаяся возле Петра военфельдшер Анна Черкашина требовала немедленно отправить Поспелова в госпиталь. Но он категорически отказался, заявив, что у него ноги и руки целы...

Война кончилась. А Поспелов еще находился в строю. И как прежде, он не думал о наградах. Но однажды, через год после Победы, его вызвали в штаб дивизии. Комдив стоя встретил двадцатидвухлетнего Петра Ивановича, поздравил его с высокой наградой — третьим орденом Славы - и огласил Указ Президиума Верховного Совета СССР.

К словам Указа добавил: «Это тебе за Берлин!»

 

География, природа, этнография, история

Кто он-лайн

Сейчас 673 гостей онлайн